• Приглашаем посетить наш сайт
    Гоголь (gogol-lit.ru)
  • Cлово "ВЕЧЕР"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V X
    Поиск  

    Варианты слова: ВЕЧЕРА, ВЕЧЕРОМ, ВЕЧЕРУ, ВЕЧЕРАМ

    1. Воспоминания. Глава VI
    Входимость: 26. Размер: 52кб.
    2. Воспоминания. Глава IV
    Входимость: 18. Размер: 105кб.
    3. Воспоминания. Пережитые дни. Глава I
    Входимость: 14. Размер: 162кб.
    4. Воспоминания. Глава VIII
    Входимость: 13. Размер: 58кб.
    5. История двух калош
    Входимость: 13. Размер: 95кб.
    6. Воспоминания. Глава III
    Входимость: 13. Размер: 91кб.
    7. Воспитанница
    Входимость: 10. Размер: 102кб.
    8. Большой свет. II Мазурка
    Входимость: 9. Размер: 89кб.
    9. Воспоминания. Глава V
    Входимость: 8. Размер: 60кб.
    10. Собачка
    Входимость: 8. Размер: 53кб.
    11. Воспоминания. Глава I
    Входимость: 7. Размер: 98кб.
    12. Из воспоминаний (О Лермонтове)
    Входимость: 7. Размер: 17кб.
    13. Воспоминания. Из воспоминаний
    Входимость: 7. Размер: 40кб.
    14. Воспоминания. Глава VII
    Входимость: 5. Размер: 41кб.
    15. Аптекарша. Глава II
    Входимость: 5. Размер: 29кб.
    16. Беда от нежного сердца
    Входимость: 4. Размер: 52кб.
    17. Старушка
    Входимость: 4. Размер: 24кб.
    18. Сережа
    Входимость: 4. Размер: 46кб.
    19. Старушка. II Две бессонницы
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    20. Белинский В. Г.: На сон грядущий
    Входимость: 3. Размер: 18кб.
    21. Воспоминания. Глава IX
    Входимость: 3. Размер: 27кб.
    22. Неоконченные повести
    Входимость: 3. Размер: 42кб.
    23. Воспоминания. Глава II
    Входимость: 3. Размер: 65кб.
    24. Старушка. V Старушка нашего времени и молодость всех времен
    Входимость: 3. Размер: 26кб.
    25. Белинский В. Г.: Тарантас
    Входимость: 3. Размер: 128кб.
    26. Большой свет.
    Входимость: 3. Размер: 89кб.
    27. Тарантас. VII Простая и глупая история
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    28. Воспоминания. Пережитые дни. Глава II
    Входимость: 3. Размер: 24кб.
    29. Старушка. IV Знакомство
    Входимость: 3. Размер: 27кб.
    30. Сотрудники, или чужим добром не наживешься
    Входимость: 3. Размер: 87кб.
    31. Белинский В. Г.: Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В. А. Соллогубом...
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    32. Метель
    Входимость: 2. Размер: 37кб.
    33. Белинский В. Г.: Букеты, или Петербургское цветобесие... Соч. гр. В. А. Соллогуба
    Входимость: 2. Размер: 18кб.
    34. Первая встреча с Гоголем
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    35. Тарантас. VI Губернский город
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    36. Белинский В. Г.: Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В. А. Соллогуба Книга вторая
    Входимость: 2. Размер: 18кб.
    37. Тарантас. XV Нечто о Василии Ивановиче
    Входимость: 1. Размер: 26кб.
    38. Тарантас. XIV Купцы
    Входимость: 1. Размер: 21кб.
    39. Тарантас. IX Перстень
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    40. О значении князя П. А. Вяземского в Российской словесности (старая орфография)
    Входимость: 1. Размер: 37кб.
    41. Пушкин в его сочинениях (старая орфография)
    Входимость: 1. Размер: 40кб.
    42. Чистова И.: Беллетристика и мемуары Владимира Соллогуба
    Входимость: 1. Размер: 49кб.
    43. Аптекарша.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    44. Аптекарша. Глава VII
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    45. Чиновник
    Входимость: 1. Размер: 82кб.
    46. Биография (вариант 1)
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    47. Некрасов Н. А.: "Тарантас. Путевые впечатления" В. Соллогуба
    Входимость: 1. Размер: 39кб.
    48. Тарантас. XII Печорский монастырь
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    49. Тарантас. XX Сон
    Входимость: 1. Размер: 34кб.
    50. Розанова С. А.: Соллогуб В. А. - биобиблиографическая справка
    Входимость: 1. Размер: 16кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Воспоминания. Глава VI
    Входимость: 26. Размер: 52кб.
    Часть текста: Николая Павловича о моем "Та­рантасе". -- Мои вечеринки. -- Граф Д. Н. Блудов. -- Ф. И. Тютчев. -- Знакомство с Ф. М. Достоевским. -- Интерес, возбуждающийся в высшем обществе моими вечеринками. -- Граф Фредро. -- Пианист Леви. -- Вечер в Мраморном дворце, в честь королевы нидерланд­ской. -- Моя пьеса " A propos " и ее успех. -- Праздники в Петергофе. Служба моя в Харькове ознаменовалась тем, что я был произведен в следующий чин и получил звание камер-юнкера 1 ; впрочем, я широко пользовался отпуска­ми, и зимою большею частью жил в Петербурге. Я уже сказал, что время от турецкой кампании 1828 года до крымской войны было едва ли не самой блестящей эпо­хой светской петербургской жизни. При дворце празд­нества сменялись празднествами. Во-первых, состоялось бракосочетание великой княжны Марии Николаевны с герцогом Максимилианом Лейхтенбергским 2 . Герцог Лейхтенбергский был не только одним из красивейших мужчин в Европе, но также одним из просвещенных и образованнейших принцев. Он всегда относился ко мне с самою благосклонною дружбой, и я могу сказать, что мне не приходилось встретить человека с таким обширным и тонким чутьем всего благородного и прекрасного. Супруга герцога Лейхтенбергского великая княжна Мария Нико­лаевна хотя гораздо ниже ростом, чем августейшая ее сестра, ныне королева Виртембергская, была тем не менее красоты замечательной. Она более всех детей походила лицом на своего царственного родителя Николая Пав­ловича. Одаренная умом замечательным и необыкно­венно тонким пониманием в живописи и скульптуре, она много содействовала процветанию родного искусства 3 . В ее роскошном дворце строгий этикет соблюдался только во время балов и официальных приемов; в остальное же время великая княгиня являлась скорее радушной хо­зяйкой,...
    2. Воспоминания. Глава IV
    Входимость: 18. Размер: 105кб.
    Часть текста: Великая княгиня Елена Павловна. -- Выходка великого князя Михаила Павловича. -- Граф Ланжерон. -- Анекдоты о нем. -- Нравы того времени. -- Дуэль двух приятелей. -- Еще рассказ о графе Ланжероне. -- Оригинальный генерал-амфитрион. -- Мое поступление на службу. -- Прикоманди­рование меня к тверскому губернатору графу Толстому. -- Знаком­ство с Бакуниным. -- Щекотливое поручение. -- Гоголевский город­ничий. -- Несчастный калмык. -- Таинственный дом. -- Хлыстовский обряд. -- Арест хлыстовского сборища. -- Следствие. -- Мое волокит­ство и неприятная мистификация. -- Забавный случай на водах. Итак, по выходе моем из университета, я приехал сначала на дачу к родным, в Павловск, где застал, как и всегда, патриархальный обиход жизни бабушки, семью тетки Васильчиковой и т. д. Отец желал, чтобы я до серьезного поступления на службу побывал в большом свете настоящем, так как до сих пор мои выезды ограничивались кружком семейных и близких знакомых. В то время, то есть в тридцатых годах, петербургский боль­шей свет был настоящим большим светом. Русская знать, еще не обедневшая, держалась сановито и строго чужда­лась наводнивших ее впоследствии всякого рода прохо­димцев. Ко всем и каждому соблюдалась вежливость самая утонченная, гостеприимство самое широкое. Торгашество почиталось позором, всякий поступок, могу­щий подать повод к истолкованиям ложным, возбуждал порицание самое строгое. Хотя беспредельно преданный и зависимый от двора, большой свет в то же время сумел сохранить некоторую независимость. Всем старо­жилам известен следующий, весьма характеризующий...
    3. Воспоминания. Пережитые дни. Глава I
    Входимость: 14. Размер: 162кб.
    Часть текста: Надо сказать и то, что события и люди меняются по самому ходу времени. То, что прежде казалось не стоящим внимания, ныне возбуждает общий интерес, и наоборот. Кто же в состоянии это предвидеть? Не мог же я, например, внести в свою памятную книжку: "Сегодня я познакомился с Глинкой. Зовут его Михаил Иванович. Роста он маленького. Музыкант хороший, но, по недостатку голоса, поет с усилием; когда же ему удается выкрикнуть грудной la, бывает очень доволен и спрашивает: "А вы слышали, как я хватил?" Все это, конечно, пока не занимательно, но это я потому пишу, что Глинка сделается со временем знаменитостью и полу­богом русской музыки. Между тем знаменитости, пока не сделались знаменитостями, а иногда и после того,-- такие же люди, как и все прочие, с тою разницей, что в них есть независимая от них случайность таланта, тогда как у других такой случайности нет. Впрочем, бы­вают и такие лица, у которых нет случайности таланта, но которые признают ее в себе и тем очень тешатся и чванятся. Бывают, наконец, и такие лица, которые ро­дятся с огромным талантом и не признают его присут­ствия, быть может, от равнодушия, а всего вероятнее -- от гордости и горделивой взыскательности к самим себе. Таков был Соболевский. Если успею, я поговорю когда-нибудь об этом замечательном человеке, но сегодня имя Глинки попалось первое под мое перо. Я набросаю, что припомню, не столько о нем (так как он был старше меня, и знакомство мое с ним было, когда я еще был отроком и молодым человеком), сколько о тех впечатлениях, ко­торые остались во мне от его времени, личности и творчества....
    4. Воспоминания. Глава VIII
    Входимость: 13. Размер: 58кб.
    Часть текста: сезоны. -- Мейербер. -- Анекдот про Вольтера и Пирона. -- Знакомство со Скрибом. -- Обер. Анекдоты про него. С воцарением императора Александра II точно чем-то светлым повеяло на Россию. В обществе и даже в народе стали громко говорить о великих преобразованиях, заве­щанных императором Николаем своему преемнику. Моло­дой император в воображении народном представлялся полубогом, от которого ожидались милость и свет 1 . Ко­ронация их величеств, императора Александра Николае­вича и императрицы Марии Александровны, состоялась в Москве 26 августа 1856 года с обычным церемониалом и пышностью. Я должен был нести на ней двойную служ­бу: придворную, в качестве камергера, и потом, на меня была также возложена обязанность описать, как историо­граф, торжество коронации. Но семейный траур помешал мне официально присутствовать на церемонии: тесть мой граф Виельгорский скончался накануне дня коронации 2 . О празднествах придворных, данных в то время в Москве, трудно сказать что-нибудь новое: они, как всегда, своим великолепием и изяществом превосходили все, что может представить себе воображение. Но и чрезвычайные пос­лы, аккредитованные для этого торжества европейскими дворами, соперничали между собою роскошью баснослов­ной. Особенно между ними отличался чрезвычайный по­сол от французского двора, побочный брат императора Наполеона III, герцог де Морни, впрочем, кажется, быв­ший в то время еще графом 3 . Человек ума самого обшир­ного и самого тонкого, обладавший самой изящной, безу­коризненной светскостью, редким самообладанием и мерой во всем, де Морни был, без сомнения, замечатель­нейшим из людей, окружавших императора Наполео­на III. Проживая во время изгнания последнего (извест­но, что принц Людовик...
    5. История двух калош
    Входимость: 13. Размер: 95кб.
    Часть текста: их участи? Бедные калоши! Люди, которые исключительно им обязаны тем, что они находятся на приличной ноге в большом свете, прячут их со стыдом и неблагодарностью в уголках передней; а там они, бедные, лежат забрызганные, затоптанные, в обществе лакеев, без всякого уважения. И как, скажите, не позавидовать им блестящей участи своих однослуживок, счастьем избалованных лайковых перчаток? Их то и дело что на руках носят; им слава и почтение; они жмут в мазурке чудную ручку, они обхватывают в вальсе стройный стан, и не они ли отличают в большом свете истинное достоинство каждого человека и степень его аристократизма? О перчатках говорят в лучших обществах между погодою и театром, говорят дамы, говорят графини, говорят княгини, молодые и старые, а более молодые. О бедных калошах никто не говорит, или изредка замолвит о них стыдливое словечко бедный чиновник на ухо товарищу, подняв шинель и шагая по грязи... Ей-богу, меня всякий раз досада разбирает, когда я подумаю, как странно все разделено на свете! Сколько людей... Сколько калош, хотел я сказать, затоптанных и забытых, тогда как лайковые перчатки с своею блестящею наружностью, с своею ничтожною пользою блаженствуют вполне! Многие прежде меня писали мелкие биографии разных вещиц: булавочек, лорнетов, шалей и тому подобного. Но они или приписывали им нежные чувства, весьма неуместные в булавках и лорнетах, или вооружали их испытующим оком, сердито следящим за грешными мирскими слабостями. Цель моя другая. Я не представлю вам разрозненных листков журнала какой-нибудь калошн сантиментальной, непонятой каким-нибудь жестокосердым сапогом. Я не стану...

    © 2000- NIV