• Приглашаем посетить наш сайт
    Херасков (heraskov.lit-info.ru)
  • Cлово "ПРОСТАЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V X
    Поиск  

    Варианты слова: ПРОСТО, ПРОСТЫХ, ПРОСТОГО, ПРОСТОЙ, ПРОСТОМ

    1. Белинский В. Г.: Тарантас
    Входимость: 21. Размер: 128кб.
    2. Сотрудники, или чужим добром не наживешься
    Входимость: 20. Размер: 87кб.
    3. Чиновник
    Входимость: 17. Размер: 82кб.
    4. Воспоминания. Пережитые дни. Глава I
    Входимость: 11. Размер: 162кб.
    5. Самарин Ю. Ф.: Тарантас. Путевые впечатления. Сочинение графа В. А. Соллогуба
    Входимость: 11. Размер: 56кб.
    6. Воспитанница
    Входимость: 11. Размер: 102кб.
    7. Воспоминания. Глава IV
    Входимость: 11. Размер: 105кб.
    8. Собачка
    Входимость: 9. Размер: 53кб.
    9. Большой свет. II Мазурка
    Входимость: 7. Размер: 89кб.
    10. Белинский В. Г.: Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В. А. Соллогубом...
    Входимость: 6. Размер: 31кб.
    11. Воспоминания. Глава I
    Входимость: 6. Размер: 98кб.
    12. Метель
    Входимость: 6. Размер: 37кб.
    13. Беда от нежного сердца
    Входимость: 6. Размер: 52кб.
    14. Тарантас. VII Простая и глупая история
    Входимость: 6. Размер: 20кб.
    15. Воспоминания. Глава VI
    Входимость: 6. Размер: 52кб.
    16. Тарантас. XVII Сельский праздник
    Входимость: 5. Размер: 22кб.
    17. Ночь в духане (старая орфография)
    Входимость: 5. Размер: 48кб.
    18. Тарантас. XX Сон
    Входимость: 5. Размер: 34кб.
    19. Тарантас. III Начало путевых впечатлений
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    20. Воспоминания. Глава VIII
    Входимость: 4. Размер: 58кб.
    21. История двух калош
    Входимость: 4. Размер: 95кб.
    22. Старушка. II Две бессонницы
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    23. Тарантас. XV Нечто о Василии Ивановиче
    Входимость: 3. Размер: 26кб.
    24. Чернышевский Н. Г.: Из заметок о журналах. Июнь, июль 1856
    Входимость: 3. Размер: 51кб.
    25. Тарантас. VIII Цыгане
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    26. Аптекарша. Глава VI
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    27. Пушкин в его сочинениях (старая орфография)
    Входимость: 3. Размер: 40кб.
    28. Старушка. V Старушка нашего времени и молодость всех времен
    Входимость: 3. Размер: 26кб.
    29. Воспоминания. Глава VII
    Входимость: 3. Размер: 41кб.
    30. Воспоминания. Глава V
    Входимость: 3. Размер: 60кб.
    31. Тарантас. XII Печорский монастырь
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    32. Тарантас. X Нечто о словесности
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    33. Аптекарша. Глава II
    Входимость: 3. Размер: 29кб.
    34. Тарантас. VI Губернский город
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    35. Аптекарша. Глава IV
    Входимость: 3. Размер: 19кб.
    36. Аптекарша. Глава V
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    37. Тарантас. XIII Помещик
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    38. Чистова И.: Беллетристика и мемуары Владимира Соллогуба
    Входимость: 2. Размер: 49кб.
    39. Некрасов Н. А.: "На сон грядущий" В. Соллогуба. Часть II
    Входимость: 2. Размер: 11кб.
    40. Воспоминания. Глава II
    Входимость: 2. Размер: 65кб.
    41. Аптекарша.
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    42. Из "Воспоминаний" (о Достоевском)
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    43. Воспоминания. Глава III
    Входимость: 2. Размер: 91кб.
    44. Воспоминания. Из воспоминаний
    Входимость: 2. Размер: 40кб.
    45. Аптекарша. Глава VII
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    46. Некрасов Н. А.: "Тарантас. Путевые впечатления" В. Соллогуба
    Входимость: 2. Размер: 39кб.
    47. Первая встреча с Гоголем
    Входимость: 2. Размер: 13кб.
    48. Старушка. IV Знакомство
    Входимость: 2. Размер: 27кб.
    49. Белинский В. Г.: Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В. А. Соллогуба Книга вторая
    Входимость: 2. Размер: 18кб.
    50. Тарантас. XVIII Чиновники
    Входимость: 2. Размер: 11кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Белинский В. Г.: Тарантас
    Входимость: 21. Размер: 128кб.
    Часть текста: только в журналах, - разумеется, лучших (которых так немного), - можно встречать более или менее замечательные произведения по части изящной литературы. Сюда должно отнести еще сборники, или альманахи: в лучших из них тоже попадаются иногда хорошие пьесы {Так, например, в альманахе "Вчера и сегодня" публика прочла два отрывка из двух сочинений в прозе, начатых Лермонтовым, и прекрасный юмористический рассказ графа Соллогуба "Собачка".{438}}. Но хорошая книга теперь истинная редкость, так что критикам и рецензентам ex officio {По должности. - Ред. } приходится хоть совсем не упоминать о книгах и вместо их разбирать вновь выходящие книжки журналов и даже листки газет. Тем большее внимание должна обращать критика на всякую книгу, сколько-нибудь выходящую из-под уровня посредственности. Нечего и говорить, что появление книги, которая слишком далеко выходит из-под этого уровня, должно быть истинным праздником для критики. К таким редким книгам принадлежит "Тарантас" графа Соллогуба. Несмотря на то, что из двадцати глав, составляющих это произведение, целых семь глав были напечатаны в "Отечественных записках" еще в 1840 году, "Тарантас" - столько же новое, сколько и прекрасное произведение, которое своим появлением составило бы эпоху и не в такое бедное изящными созданиями время, каково наше. Семь глав "Тарантаса", давно уже известных публике, давали понятие только о достоинстве целого произведения, а не о идее его, прекрасной и глубокой, которую можно понять только по прочтении всего сочинения, проникнутого удивительною целостностью и...
    2. Сотрудники, или чужим добром не наживешься
    Входимость: 20. Размер: 87кб.
    Часть текста: а что у вас в поле теперь... пашут или жнут? Прохор (смеется). Чай, сударыня, сами изволите знать. Аделаида Павловна. Ах! Какая несносная жизнь в деревне! Вот скука-то! Ольга Павловна (вздыхая). Ах, да!.. Аделаида Павловна. Хорошо еще, что мы живем на самой железной дороге. Так все-таки кто-нибудь знакомый с визитом приедет, а то в этой новгородской глуши просто с тоски умрешь. Прохор. А как же, сударыня, прикажете с старостовой дочкой быть, с Матреной-то? Аделаида Павловна. А что такое? Прохор. Да артачится все... замуж не идет... а девке-то уж за двадцать будет. Так я так думаю: не прикажете ли выдать ее по страсти?* Аделаида Павловна. Ах, да!.. Да!.. по страсти, непременно по страсти. Это первое счастье, первое блаженство в жизни выйти замуж по влеченью сердца, за того, кого любишь... (Про себя.) Не так, как я. Меня выдали замуж из расчета, из денег. (Вслух.) Пускай она будет счастлива. Пускай идет по страсти. Прохор. Слушаю-с. Аделаида Павловна. Да смотри, представь мне жениха; я сама хочу его видеть. Кто он таков? Прохор. Да не знаю еще... сударыня... какой попадется... Аделаида Павловна. Да ты говорил, что она идет по страсти? Прохор. Известное дело, постращать надо маленько. А то... что девку-то баловать. Да вы, сударыня, сумлеваться не извольте. Вот хоша моя хозяйка,-- тоже шла за меня по страсти. Отец приневолил, высечь хотел,-- а вот-с, слава богу, живем, как лучше не требуется. Аделаида Павловна. А... ты этак хочешь! И не смей говорить... я этого и слышать не хочу -- и барину не говори. Ступай себе на работу, а об этаких свадьбах и думать не смей. Прохор. Воля милости вашей. Аделаида Павловна. Ну, ступай, ступай же. Прохор. Слушаю-с. (Уходит, пожимая плечами.)   ЯВЛЕНИЕ II Аделаида Павловна и Ольга Павловна. Аделаида Павловна (после краткого молчания). Я никак не могу привыкнуть к необразованности этих людей. У них самое прекрасное, самое святое чувство любви ни во что не ставится... да...
    3. Чиновник
    Входимость: 17. Размер: 82кб.
    Часть текста: СТРЕЛЬСКИЙ отставной полковник. ДРОБИНКИН сосед графини. СЛУГА. Действие происходит в деревне графини.   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Декорация представляет комнату старинного барского дома, приходящего в разрушение . В углублении и по сторонам двери, в комнате расставлены кое-какие вещи, привезенные из столицы, -- кресло, письменный стол, покрытый богатым ко в ром и бронзовыми безделками: на другом столе, тоже покрытом ковром, ваза с букетом полевых цветов. Графиня сидит за письменным столом, окончив письмо, она запечатывает конверт, а потом звонит. В дверях показывается полковник Стрельский.      Стрельский. Извините, графиня, в передней никого не было; я вошел без доклада. Графиня. Ах, это вы, полковник! Какой вы милый, бесподобный человек! Стрельский. Ну, слава богу! Насилу догадались. Графиня. Что, вы думаете, я делаю в настоящую минуту? Стрельский. В настоящую минуту?-- кокетничаете. Графиня. Это я всегда делаю,-- нет, чем занималась я, особенно теперь? Стрельский. Собою, вероятно,-- чем же лучше? Графиня. Так нет же, ошибаетесь. Стрельский. А! знаю теперь. Соседом вашим, несносным этим Мисхориным. Графиня. Совсем нет; отгадывайте лучше. Стрельский (со вздохом). Помилуйте, в мои лета, кажется, отгадывать нечего; мне даже следует быть бестолковым. Графиня. Этого никогда не следует. Ну, так слушайте, я скажу вам: я занималась... Стрельский. Ну-с... Графиня. Вами. Стрельский. Мною!.. Ах!.. Графиня, вот слово, за которое я бы дорого дал двадцать...
    4. Воспоминания. Пережитые дни. Глава I
    Входимость: 11. Размер: 162кб.
    Часть текста: времени. То, что прежде казалось не стоящим внимания, ныне возбуждает общий интерес, и наоборот. Кто же в состоянии это предвидеть? Не мог же я, например, внести в свою памятную книжку: "Сегодня я познакомился с Глинкой. Зовут его Михаил Иванович. Роста он маленького. Музыкант хороший, но, по недостатку голоса, поет с усилием; когда же ему удается выкрикнуть грудной la, бывает очень доволен и спрашивает: "А вы слышали, как я хватил?" Все это, конечно, пока не занимательно, но это я потому пишу, что Глинка сделается со временем знаменитостью и полу­богом русской музыки. Между тем знаменитости, пока не сделались знаменитостями, а иногда и после того,-- такие же люди, как и все прочие, с тою разницей, что в них есть независимая от них случайность таланта, тогда как у других такой случайности нет. Впрочем, бы­вают и такие лица, у которых нет случайности таланта, но которые признают ее в себе и тем очень тешатся и чванятся. Бывают, наконец, и такие лица, которые ро­дятся с огромным талантом и не признают его присут­ствия, быть может, от равнодушия, а всего вероятнее -- от гордости и горделивой взыскательности к самим себе. Таков был Соболевский. Если успею, я поговорю когда-нибудь об этом замечательном человеке, но сегодня имя Глинки попалось первое под мое перо. Я набросаю, что припомню, не столько о нем (так как ...
    5. Самарин Ю. Ф.: Тарантас. Путевые впечатления. Сочинение графа В. А. Соллогуба
    Входимость: 11. Размер: 56кб.
    Часть текста: порицанием, сознательным и бессознательным, которое она встречает. С этой точки зрения приступаем мы к разбору "Тарантаса" графа Соллогуба, ибо подобные сочинения предполагают и вызывают множество толков и суждений, которые, несмотря на их видимое разнообразие, служат поверкою мысли автора и часто наводят на ее значение; голос лица дополняет отзывы публики, оба сливаются в одно явление общественной мысли и могут быть рассматриваемы как нераздельное целое. Взгляд этот, кажется нам, оправдывается самим успехом разбираемой нами книги. Его не трудно было предвидеть: за него ручался талант автора, всеми признанный, интерес содержания, доступного всякому, увлекательный и свободный рассказ, наконец, превосходные чертежи, бойкие, замысловатые, часто поразительно истинные. Все это дано было в "Тарантасе"; и, несмотря на такое редкое соединение счастливых условий, можно смело сказать, что в успех такой книги, в участии, с которым она читалась, в толках, которые она порождала, ее литературное достоинство заняло лишь второстепенное место. Помнится, едва прочтена была книга, послышалось: да что же автор хотел всем этим доказать, да кто же из них лучше, Василий Иванович или Иван Васильевич? Если оба хуже, то где место между ними для русского человека, каким он должен быть? Некоторые, указывая на Василия Ивановича, говорили: вот он, - представитель хваленой народности! Другие обрадовались Ивану Васильевичу и говорили: вот что значит отрываться от своей народности! Что нравилось одним, то порицали другие, и наоборот. Одним словом, книга графа Соллогуба явилась как бы в минуту горячего, всеобщего спора. Для обеих сторон сама книга была делом второстепенным, но каждая сторона увидала в ней подтверждение своей мысли и толковала ее по-своему; мысль же самого автора как будто не замечена или не разгадана. Спор возгорелся сильнее по случаю книги, и толки, ею же вызванные, отвлекли внимание читателей от ее достоинств. Не знаем,...

    © 2000- NIV