Соллогуб Владимир Александрович

Соллогуб Владимир Александрович

СОЛЛОГУБ, Владимир Александрович [8(20).VIII.1813, Петербург -5(17)VI.1882, Гамбург; похоронен в Москве] - прозаик, поэт, драматург, мемуарист. Родился в аристократической семье. Отец - тайный советник, церемониймейстер, меценат, театрал, был известен в петербургском свете (о нем говорится в черновом варианте первой главы "Евгения Онегина": "Гуляет вечный Соллогуб"). Мать, урожденная Архарова, была незаурядной личностью, с серьезными литературными интересами. Московский дом Архаровых славился своим гостеприимством, упоминается в "Войне и мире" (Т. 2.- Ч. I. - Гл. XI; Ч. V,- Гл. X). Первоначальное образование С.- домашнее, учителем российской словесности был П. А. Плетнев. Вместе с родителями он посещал салон президента Академии художеств и директора императорской библиотеки А. Н. Оленина, где видел А. С. Пушкина, Н. И. Гнедича, И. А. Крылова, многих художников и музыкантов. С 1830 по 1834 г. С.- студент Дерптского ун-та. Занимался неровно, увлекался разными науками, участвовал в любительских спектаклях и усвоил тип поведения, подобающий настоящему "буршу". Ун-т С. окончил действительным студентом (вместо звания кандидата, обеспечивающего довольно высокий служебный чин). С. не стал профессиональным литератором, а сочетал творчество со службой. С 1835 г.- чиновник особых поручений при министерстве внутренних дел, служит в провинции (Смоленск, Витебск, Тверь). "Вот моя жизнь... большая дорога, по которой часто приходится ездить в тележке",- писал он А. Н. Карамзину (А. С. Пушкин в письмах Карамзиных.- С. 61). Все же много времени он проводил в Петербурге. В 1839 г. пожалован в камер-юнкеры. В ноябре 1840 г. женится на Софье Михайловне Вильегорской, дочери гр. М. Ю. Вильегорского, занимавшего высокое положение при дворе, известного мецената. Бракосочетание совершилось в малой церкви Зимнего дворца, посаженым отцом невесты, фрейлины императрицы, был Николай I. После венчания на вечере у Вильегорских присутствовал весь двор.

В 1842 г. С. переходит в чине коллежского асессора в Государственную канцелярию, в 1843 - 1844 гг. путешествует по Европе (Германия, Париж, Ницца). В 1849 г. С. оставил службу и в течение года проживал в своем имении (Никольское Симбирской губ.), а с 1850 г. продолжил службу по министерству внутренних дел при наместнике кавказском и генерал-губернаторе новороссийском М. С. Воронцове. В 1852 г. получил чин статского советника. Живя на Кавказе, занимался устройством русского театра, способствовал сближению русской и грузинской культур, сотрудничал в газете "Кавказ" (печатал там очерки). С 1856 г.- чиновник особых поручений при министерстве двора (в частности, составляет описание коронации Александра II), получает звание камергера. По распоряжению мин-ва двора в 1857-1859 гг. находится в Париже для изучения парижских театров, принимал участие в музыкальных и театральных дискуссиях. По возвращении обосновался в Дерпте, в разных должностях служил при остзейских генерал-губернаторах, часто бывал в Петербурге.

В 60 гг. сферой интересов С. становится тюрьмоведение. В 1870 г. командирован во Францию для изучения тюремного дела, после чего получает назначение директора Московского попечительного совета по тюрьмам, становится автором специальных работ "Об организации в России тюремного труда" (М., 1866); "Тюрьмы и театры" (Москва.- 1867.- No 3, 9, 15). С 1875 г. Сопредседатель комиссии по преобразованию тюрем в России, живет то в Москве, то в Германии или Франции. В 1877 г. во время русско-турецкой войны в качестве официального историографа находился в императорской штаб-квартире и в итоге опубликовал "Дневник высочайшего пребывания за Дунаем в 1877 г." (Спб., 1878), выдержанный в официальном духе.

После смерти жены (с ней С. фактически давно разошелся) в 1878 г. женится на В. И. Аркудинской. Она была много его моложе и не аристократического происхождения, что вызвало неодобрение света. Последние годы жизни провел за границей.

Службу С. сочетал с творчеством, с активным участием в литературной жизни. С 15 лет начал сочинять стихи, шуточные и элегические, эпиграммы и послания (иногда на французском языке), романтическую поэму "Стан", в основном подражательные. В 1855 г. выпустил сборник "Тридцать четыре альбомных стихотворения" (Тифлис), открывавшийся стихотворением, где были строки: "Стихи не в моде уж давно, / Стихи плохие и подавно". Талант С. по-настоящему реализовался в прозе. Дебютировал в 1837 г. рассказами "Три жениха" (Современник.- 1838.- No 9) и "Сережа (Лоскуток из вседневной жизни)" (Литературные прибавления к "Русскому инвалиду".- 1838.- No 15). Эти произведения прошли незамеченными. Подлинная писательская биография начинается с появления в печати рассказа "История двух калош" (Отечественные записки.- 1839.- No 1), принесшего ему признание. По свидетельству И. И. Панаева, "История двух калош" "наделала столько шуму, что она читалась даже теми, которые никогда ничего не читали... по крайней мере по-русски; в большом свете с неделю только говорили об этих "Калошах"... Соллогуб был в ходу" (Панаев И. И. Литературные воспоминания. - М., 1950.- С. 270). Драма любви бедного скрипача, униженного и оскорбленного великосветским обществом, здесь изображена на широком социальном фоне (ремесленники, отверженные художники); романтическая коллизия таланта и толпы здесь снижена, в рассказе много комизма. Впоследствии С. написал на него пародию (Литературная газета.- 1845.- No 1). В прозе С. преобладают произведения о высшем свете и его жертвах. Свет представлен как вместилище пороков, тщеславия, корысти, низменного расчета, где нет места для истинной любви и искренних чувств (рассказы "Сережа...", "История двух калош", "Воспитанница" и др.). Аристократический мир наиболее объемно освещен в повести "Большой свет" (Отечественные записки.- 1840.- No 3). в которой под именем Леонина выведен Лермонтов. "Светское его значение я изобразил под именем Леонина в моей повести "Большой свет", написанной по заказу великой княгини Марии Николаевны" (Воспоминания.- М.; Л., 1931.- С. 339). Прототипов имеют и др. действующие лица повести (кн. Щетинин - сам С, Сафьев - С. А. Соболевский, княгиня Воротынская -графиня А. К. Воронцова-Дашкова, Надина - жена С.). В повести пародируется внешность Лермонтова, его неудачные попытки приобщиться к избранному кругу; порой образ Леонина принимает характер пасквиля (см.: Гернштейн Э. Судьба Лермонтова.- М., 1986.- Глава "За страницами "Большого света"). Повесть насыщена образами и идеями лирики Лермонтова, пародийно переданными; при этом и весь большой свет показан с отрицательной стороны, за внешним его блеском - тщеславие, бездушие, корысть. "Соллогуб часто касается в своих повестях большого света,- писал В. Г. Белинский,- но хоть он и сам принадлежит к этому свету, однако ж повести его тем не менее - не хвалебные гимны, не апофеозы, а беспристрастно верные изображения и картины большого света". Белинский указал также на "отсутствие личного (...субъективного) элемента, сердечности и задушевности, как признаков горячих убеждений, глубоких верований" (Белинский В. Г. Собр. соч.- М., 1979.- Т. 5.- С. 212). Критика С. была все же поверхностной, касалась лишь внешней, обрядовой стороны большого света, не затрагивая его основ. Собственные аристократические пристрастия С. четко выражены в рассказе "Старушка" (Отечественные записки.- 1850.- No 4-5), где говорится о роли "дворянского сословия" в спасении России в "эпоху беспорядка, эпоху безверия".

Светские повести С, с их однообразием материала, повтором коллизий, характеров, мотивов, заданностью финала, в художественном отношении слабее новелл, написанных на основании былей, услышанных от М. С. Щепкина и составивших цикл "Теменевская ярмарка" (состоящий из рассказов "Собачка", "Воспитанница" сб. "Вчера и сегодня".- Спб., 1845.- Ч. 1-2). С. нарисовал выразительные жанровые сцены драматических судеб провинциальных актеров, нищих и подневольных. Новеллы проникнуты сочувствием к несчастной доле "маленьких людей". Удачей С. явились и произведения о студенческой жизни "Неоконченные повести" (в сб.: "На сон грядущий".- Спб., 1843.- Ч. II) и "Аптекарша" (Рус екая беседа.- 1841.- No 2). "Лучшая повесть прошлого года, - заметил Белинский,- без всякого сомнения "Аптекарша"... Соллогуб писатель с замечательным дарованием, а "Аптекарша" решительно выше всего, что он написал" (Белинский В. Г. Указ. соч.- Т. 4.- С. 33). К лучшим новеллам С. относится получившая пушкинское название - "Метель" (Ведомости Московской городской полиции.- 1849.- No 31 - 32), где в экстремальной ситуации сближаются люди разных сословий, пробуждается любовь у молодого столичного офицера и провинциалки.

Самое значительное произведение С., его главная книга,- повесть "Тарантас" (первые семь глав первоначально опубл. в "Отечественных записках", 1840, No 10; полностью повесть вышла отд. изд. в 1845 г.). Книга родилась из "путевых впечатлений", полученных от совместного путешествия по российской провинции с художником Г. Гагариным. Возникло повествование проблемное и масштабное, с широким и глубоким охватом современной действительности. С. создал яркую, правдивую живую картину существования "низов": скромных чиновников, бедных станционных смотрителей, цыган, оборотистых купцов и др. Впервые в произведении С. главную роль играют персонажи-"идеологи". Иван Васильевич, европеизированный славянофил, ищущий русскую самобытность и народность, и Василий Иванович, руководствующийся здравым смыслом, трезвыми представлениями о русской жизни, ее пороках, противоречиях. Их полемический диалог, касающийся актуальных вопросов о назначении дворянства, о роли сословий в государстве, об отношении патриархальной России к Западу, о месте литературы, составляет сюжет повести. Завершающая глава "Сон", в которой С. контурно обрисовал Россию будущего, свой утопический, аристократический, близкий к славянофильскому социальный идеал, свидетельствовала о его скептическом отношении к настоящему положению страны, желании ее возрождения. В "Тарантасе" наиболее зримо проявился литературный талант С, что сказалось в мастерстве характеров, красочности жанровых сцен, бытовых подробностях, в стиле.

В прозе С. ощутимо влияние и романтической традиции "натуральной школы", физиологического очерка. Метафора тарантаса, превратившегося в птицу, явно восходит к "Мертвым душам" Гоголя. "Тарантас" вызвал оживленную и разноречивую реакцию в литературных кругах. Белинский, назвав "Тарантас" "книгой умной, даровитой... дельной", обыграл сходство имени и отчества героя с именем и отчеством И. В. Киреевского с целью критики славянофильства (Белинский В. Г. Указ. соч.- Т. 7.- С. 341).

В 50 гг. начинается спад творческой активности С. Он пишет главным образом водевили, наиболее значимы комедии "Беда от нежного сердца" (Отечественные записки.- 1850.- No 3), "Сотрудники, или Чужим добром не наживешься" (Санкт-Петербургские ведомости.- 1850.- No 13-16), прототипами которой явились К. С. Аксаков и И. И. Панаев. Комедия "Чиновнику представлявшая собой попытку следовать обличительному направлению, имела театральный успех, но вызвала отрицательный отзыв Чернышевского, поддержавшего критическое выступление Н. Ф. Павлова против пьесы (Чернышевский Н. Г. Литературная критика.- М., 1971.- Т. 1; Павлов Н. Ф. // Русский вестник.- 1856.- No 11, 14). "Искусственной" нашел ее и И. С. Тургенев (Письма.- Т. II.- С. 338). В конце жизни С. работал над автобиографическим романом "Через край" (посмертно опубл. в журнале "Новь".- 1885.- No 7-18) и над мемуарами о своем прошлом, встречах со многими писателями. В Дерптском университете С. учился вместе с сыновьями Карамзина, затем стал частым посетителем дома историка и здесь познакомился с Вяземским, Жуковским, Пушкиным, Гоголем, Лермонтовым, связи с которыми не прерывались и после публикации "Большого света". Отношения С. с Пушкиным сперва негладкие, едва не закончившиеся дуэлью, затем стали дружескими. Пушкину посвящены очерк (Из воспоминаний // Русский архив.- 1865.- No 5-6) и в большой мере отдельный оттиск "Гоголь, Пушкин, Лермонтов" (М., 1866). Мемуары С, написанные с огромной любовью к поэту, точно и живо передают подробности преддуэльных дней и его душевное состояние. С осени 1844 г. С. открывает у себя салон, ставший центром музыкальной и литературной жизни, где бывали Тютчев, Некрасов, Григорович, Достоевский, М. И. Глинка. В кругу "Современника" С. недолюбливали из-за. его неровного характера, аристократического высокомерия. "В светском обществе... кичился званием литератора, а в литературном - своим графством" (Панаева А. Я. Воспоминания.- М., 1972.- С. 90). А Гоголь заметил: "Я прочел "Тарантас" Соллогуба, который гораздо лучше его самого" (Гоголь Н. В. Собр. соч.- М., 1978.- Т. 7.- С. 270). Иное мнение о С. сложилось у Л. Н. Толстого, который был с ним знаком с 1850 г., встречался в Москве, переписывался. "Какой был необыкновенный, даровитый и блестящий человек" (Литературное наследство.- Т. 90.- Кн. 2.- С. 279). В 1866 г. С. заехал в Ясную Поляну и рассказал "о первых годах девятнадцатого века" (Слово.- 1909.- No 792.- 11 мая), интересовавших Толстого в связи с работой над "Войной и миром". В 60 гг. С. вместе с В. Ф. Одоевским, М. П. Погодиным, С. А. Соболевским, Вяземским составляют оппозиционное по отношению к новой, демократической словесности содружество, находящееся на периферии литературной жизни, хранящее традиции литературных салонов 30 гг. (чтение своих сочинений и их обсуждение). С. активно участвует в праздновании юбилея Вяземского (см. статью "Юбилей князя П. А. Вяземского" // Санкт-Петербургские ведомости.- 1861.- No 58), посвящает ему статью "О значении князя П. А. Вяземского в российской словесности" (Там же. - 1867.- No 10), пишет мемуарный очерк "Воспоминания о князе В. Ф. Одоевском" (сб. "В память о князе В. Ф. Одоевском".- М., 1869), стремясь утвердить значение своего поколения. С нач. 70 гг. С. писал свои "Воспоминания" (Спб., 1887), дающие панораму жизни его эпохи.

Соч.: Соч.: В 5 т.- Пб., 1855-1856; Три повести / Примеч. А. Осповата.- М., 1978; Избранная проза / Вступ. ст. А. С. Немзера.- М., 1983; Тарантас / Ст. А. Немзера.- М., 1982; Из воспоминаний. Из доклада в Обществе любителей российской словесности. Из "Пережитых дней" // А. С. Пушкин в воспоминаниях современников.- М., 1974.- Т. 2.

Лит. Добролюбов Н. А. Соч. В. Соллогуба // Добролюбов Н. А. Собр. соч.: В 9 т. М., 1961.- Т. 1; Киреевский И. В. "На сон грядущий. Отрывки из вседневной жизни". Сочинение графа В. А. Соллогуба // Киреевский И. В. Критика и эстетика.- М., 1979; Грехнев В. А. Творчество В. А. Соллогуба в русской прозе конца 30-х - I половины XIX в.- Горький, 1967.

С. А. Розанова


Поиск по ключевым словам
(по творчеству и критике)

0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V X
Поиск  

Самые встречающиеся слова:


Приглашаем посетить сайты
© 2000- NIV